Знаком с обеими братьями

Убитый агентом ФБР боец знал обоих братьев-бомбистов Царнаевых // paysquabanun.tk

знаком с обеими братьями

Поскольку существительное "сторона" женского рода, то правильно "с обеих сторон". От контекста не зависит, поскольку род не зависит от контекста. Стать обеими ногами, держаться обеими руками. Увидели разницу? Ну тогда еще пример. Встречаться с обоими братьями, с обоими друзьями. Между тем, по сведениям CNN, выходец из Чечни, живший в США с года, был знаком с обоими братьями Царнаевыми.

Они обычно имеют только одного близкого друга. Им свойственна повышенная чувствительность к проявлениям личного неуважения и нетерпимость к чужим ошибкам.

Пол и количество младших братьев и сестер играют решающую роль в развитии личности ребенка. Если они разного пола, описанные характеристики будут отличаться и варьироваться. Если все младшие — одного пола, особенно если их двое или больше, указанные качества усиливаются. Средний ребенок Средний ребенок может обладать чертами, как младшего, так и старшего ребенка или их комбинацией.

Такие дети не имеют авторитета старших детей и спонтанности младших. Альфред Адлер, кстати, сам будучи вторым сыном, отмечал: Если в семье много детей, то черты характера средних детей определяются тем, в группе каких детей они родились: Они умеют договариваться и ладить с различными людьми, поскольку были вынуждены научиться жить в мире со своими старшими и младшими братьями и сестрами, наделенными разными характерами.

Средний ребенок, будь то второй из трех или один из средних в большой многодетной семье, с трудом поддается описанию. Он в одно и то же время является старшим для тех, кто родился после него, и младшим для тех, кто родился. Поэтому он часто затрудняется в самоопределении и формировании отчетливой личности. На него не накладывает отпечатка, как на ребенка, рожденного первым, привычка быть впереди, но он не может и остаться малышом, как рожденный последним.

Одно из исследований, проведенных на многодетных семьях, показало, что старший и младший всегда являются любимцами семьи. Средний ребенок никогда не переживал безраздельного обладания своими родителями и не получал так много внимания, как первый. Хотя он и оказывается в более спокойной, расслабленной атмосфере, которая сопутствует повторным рождениям в семье, вскоре его также замещает новорожденный. Средний ребенок вынужден соревноваться как со старшим, более умелым, сильным, так и с младшим, беспомощным и более зависимым.

В результате средний ребенок может колебаться между попытками походить на старшего и попытками снова вернуться к роли опекаемого младенца, не имея твердых ориентиров для выделения своей индивидуальности. Средние дети в зрелом возрасте менее способны проявлять инициативу и мыслить независимо. В общем, у них самая низкая мотивация к достижению, особенно в учебе, и их предпочтительно отправлять в колледж в последнюю очередь из всех остальных членов семьи.

Средний ребенок, поскольку он лишен прав старшего ребенка и привилегий младшего, часто чувствует несправедливость жизни. В своиx попытках почувствовать собственную значимость средние дети пытаются соревноваться с остальными и, если единственный способ утвердиться в семье, ориентированной на достижение результатов, — это стать разрушителем, они делают.

Они могут становиться саморазрушителями, например, пить и есть слишком, а могут стать социальными нарушителями, став членами гангстерских банд или малолетними преступниками но редко крупными воротилами. Часто они могут просто сформировать надоедливые, привлекающие внимание привычки.

Поскольку средние дети обычно более ответственны, чем младшие, у них возникает больше проблем, чем у младших и у старших, и они более интроверты, чем те и. Они лишены авторитета старших и спонтанности младших.

Однако средние дети часто умеют хорошо вести дела с различными людьми, поскольку вынуждены были научиться жить в мире со своими младшими и старшими братьями и сестрами, наделенными разными характерами. Вследствие этого они обычно дружелюбны со всеми и активно стремятся дружеским взаимоотношениям. Они хорошо умеют вести переговоры и часто становятся дипломатами, секретарями, парикмахерами, официантами — занятия, требующие такта, но не слишком большой агрессивности.

Поскольку в жизни они жаждут внимания и теплоты, они могут направиться в сферу увеселений. Существует, разумеется, широчайший спектр средних позиций с вариациями в возрасте, полах и количестве братьев и сестер — слишком много, чтобы обсуждать их по отдельности. В общем случае средний ребенок будет иметь большую часть характеристик той позиции, к которой он ближе.

Другими словами, средний ребёнок, который ближе по возрасту к старшему в семье или является вторым из четырех или более, больше будет походить на старшего ребенка. Если средний ребенок находится на нижнем конце порядковой шкалы, его характеристики будут приближаться к младшему ребенку. Средний ребенок, находящийся в самом центре этой шкалы, вероятно, поровну разделит характеристики младшего и старшего и окажется наиболее неопределившимся среди всех средних детей.

Описанное выше влияние пола и возраста старших и младших братьев и сестер чрезвычайно важно для развития личности среднего ребенка.

Мальчик, имеющий младшего брата и старшую сестру, будет иметь иные характеристики, чем мальчик, имеющий младшую сестру и старшего брата.

Если все дети — одного пола, средний ребенок находится в самом проигрышном положении. Он или она получит меньше всего внимания и будет подавлен необходимостью конкуренции. Такой средний ребенок будет, возможно, наиболее запутавшимся, поскольку он или она имеет почти равную смесь характеристик младшего и старшего, будет наиболее тревожным и самокритичным. Если средний ребенок растет среди старших и младших детей только противоположного, пола, он или онанесмотря на все, может получать наибольшее внимание в семье.

Это может сформировать среднего ребенка, который настолько избалован, что для него вопрос о супружестве даже не встает, поскольку его домашнюю ситуацию повторить невозможно. Такой средний ребенок также будет иметь трудности в приобретении друзей среди сверстников одного с ним пола.

Чем больше вариации в полах и возрасте других детей, тем труднее составить подходящее описание среднего ребенка. Младший ребенок Своеобразно развивается младший ребенок в семье. Он так же, как единственный ребенок, никогда не был травмирован появлением новорожденного.

Отар Кушанашвили: Братья Меладзе плюнули в прошлое

Ему уделяется много внимания, поскольку все остальные члены семьи чувствуют некоторую ответственность за. И может быть честолюбивым, хитрым и эгоистичным, ведь он занимает исключительное положение, все время балансирует на грани особого отношения к нему родителей и необходимостью поддерживать нормальные взаимоотношения с братьями и сестрами.

Младший ребенок беззаботен и готов принимать чужое покровительство и поддержку. Ему прощается больше, чем остальным детям, и он просто привыкает ожидать от жизни только хорошего, поэтому в итоге оказывается великим оптимистом.

Да и родители относятся менее требовательно к его достижениям. В связи с этим оказывают на него меньшее давление. Поэтому, как вы можете догадаться, он меньшего и достигает.

Он продолжает ожидать, что другие например, супруг или супруга решат за него его проблемы. Он также может броситься в другую крайность: Младший ребенок, с которым хорошо обращались в детстве, обычно не имеет трудностей в общении и популярен среди друзей.

Альфред Адлер, автор теории о комплексе неполноценности, писал: Он может стать артистом, или, как результат сверхкомпенсации, развить огромные амбиции и бороться за то, чтобы быть спасителем всей семьи" [Аd1ег, ]. Младший ребенок обычно предъявляет к жизни меньшие требований и может оказаться последним, кто будет соблюдать традиции семьи, даже если старшие откажутся от.

Если он сам решает свою судьбу, то обычно склоняется к художественному творчеству. Он может оказаться бунтарем, если о нем слишком много заботятся или руководят им, и в итоге прийти к защите слабых людей в обществе.

Он занят ниспровержением общественных установлений и будет враждовать с иерархией, но без прямой конфронтации. Он тем или иным образом старается всю жизнь догнать старших, но ему это не удается, если только он не изберет абсолютно другое поле деятельности и жизненный стиль, в которых он может преуспеть благодаря своим собственным склонностям.

Несмотря на свою склонность к бунту против авторитетов, младший скорее будет последователем, чем лидером, и сможет с легкостью угождать лидеру, который ему понравился. Если же он окажется в позиции лидера, его последователи будут любить его, и его авторитет не будет приниматься слишком серьезно. Это было в советское время и переписка с заграницей была чревата всякими серьезными последствиями. И я был жертвой этих последствий - у меня два раза были обыски из-за переписки с заграницей.

Наконец, одна моя знакомая эмигрировала, я дал адрес и телефон этого человека, попросил ее позвонить и объяснить, кто я такой и почему меня интересуют баронессы Будберг. И, наконец, я получаю от него письмо на немецком языке, где он мне сообщает, что он - единственный ныне живущий из этой большой семьи. Он мне не отвечал только потому, что он около пятнадцати лет, после войны, был у нас в плену - он участвовал в войне на враждебной нам стороне и попал в плен. И, конечно, ему не хотелось вспоминать ни о чем, связанным с Россией.

Он не понимал, почему им интересуются. Но я ему объяснил, что у меня интересы чисто литературные, что я мечтаю узнать о судьбе его теток Инны и Веры Будберг.

Он мне прислал небольшую родословную, это маленькая книжонка, в которой были фотографии и документы всех Будбергов, в том числе, и моих героинь. Это плохого качества, к сожалению, фотографии. Больше я ничего от него добиться не смог. Он ездил к нему, но больше ничего из этого человека он вытянуть не смог. Дневники не сохранились, видимо, были утеряны, и я только выяснил годы ее жизни - она родилась в году и умерла вдетей у нее не.

Вот такая печальная история. Но теперь мы хоть что-то знаем об адресате замечательных хлебниковских текстов. О ней не было ничего известно. Этот роман был, по-видимому, односторонний. Хлебников влюблялся во всех красивых женщин.

У Хлебникова есть интересные записи о. Но боюсь, что роман был безответный.

знаком с обеими братьями

Но и она, и Инна доброжелательно относились к Хлебникову, это видно по его записям, и очень жалко, что больше ничего мы о них узнать не можем. Я не только пожиратель архива, пытающийся извлечь какую-то пользу, найти неизвестные и неизданные тексты и документы, и сразу бегущий их публиковать. У меня были, и нередко, другие моменты, и с моей помощью в государственные архивы и архивохранилища поступали архивы известных писателей, и не очень известных.

Я был его секретарем. Он провел в эмиграции около тринадцати лет. И у него образовался большой архив. Это было уже насколько лет. Вторую часть несколько лет назад Кондырев передал в Москву, в Государственный литературный музей, с моей же подачи. Среди них оказалось очень много документов, в том числе, что очень важно подчеркнуть, один из осколков, подобранный Некрасовым во время последней поездки в Сталинград в году. На его могиле на кладбище Сен-Женевьев де Буа лежит большой осколок, второй осколок, служивший ему пресс-папье - это для него было символично и очень важно.

Я могу сказать. У меня были сложные отношения с киевскими официальными властями, и я считал, что меня могут не подпустить работать в архиве, а такие случаи уже были в Киеве, поэтому я решил, что мне ближе Санкт-Петербург и Москва.

Очень интересна судьба его архива. Когда я разыскал его вдову, поэтессу Ильину, она мне рассказала поразительную историю. Когда в году арестовали мужа, архив почему-то не забрали. Она понимала, что за архивом придут. И она полностью скопировала все документы и письма и подсунула чекистам копии. Спасла его архив таким образом. И еще скажу об архиве известного художника Роберта Фалька, который долго жил во Франции. С его вдовой, Ангелиной Щекин-Кротовой, я был знаком.

Картины мужа она безвозмездно передавала в разные музеи, но не знала, что делать с архивом. Он был близок к футуристам и до революции входил в какую-то футуристическую группировку. Для меня это очень важный человек, я был очень хорошо знаком с его другом, поэтом Петниковым, у которого видел часть архива.

Мне сказали, что на антикварном рынке появилась рукописная тетрадь Хлебникова. Разумеется, я поехал ее посмотреть, и был поражен. Конечно, я приобрел эту тетрадь за большие деньги, мне помогли друзья, и вернул в рукописный отдел ИМЛИ.

Вот такие люди, как я, им не нужны. Вот такой милый человек. Это - анекдот с печальным концом. Летом года в Одессе я организовал конференцию, посвященную Харджиеву. Он в Одессе когда-то учился. Александр Ефимович, а что же вернулось в составе этого харджиевского архива?

Стоило ли ломать копья? Какие там были документы? Были ли там бриллианты? Нет, бриллиантов там не. Там были документы, связанные с русским авангардом, прежде. С выдающимися художниками русского авангарда, с Малевичем и его школой, его учениками, с Чашником, с Суетиным, документы, связанные с Хлебниковом, с Татлиным, тем же Чурилиным, о котором я упоминал.

В общем, у него была уникальная коллекция - весь русский авангард. В одном из архивов недавно был обнаружен текст неизданных воспоминаний дяди поэта, физика, старшего сводного брата его отца, профессора Петра Алексеевича Хлебникова.

  • Магазин Умный Ребенок
  • Отар Кушанашвили: Братья Меладзе плюнули в прошлое
  • «У нас все общее»: братья-близнецы женятся на сестрах-близнецах и будут жить все вместе

Он написал воспоминания о своем детстве, они, главным образом, касаются 19 века, это е годы 19 века. Он описывает свою жизнь в Астрахани. Он писал воспоминания, по-видимому, заграницей, и каким-то образом они попали в один из московских архивов. А продолжение и концы этих воспоминаний то ли утеряны, то ли он их вообще не написал. Неизвестна даже дальнейшая судьба этого дяди. Он был профессором Военно-медицинской академии в Петербурге, работал с Николаем Ивановичем Пироговым, а в году серьезно заболел, уехал заграницу вместе с дочерью, много лет жил заграницей, кочевал по разным странам.

Дочь там вышла замуж за довольно известного человека, итальянского музыканта Эспозито, и вместе с ним в году поселилась в Дублине. Он был профессором Музыкальной академии в Дублине и композитором. Ее звали Надежда Петровна Эспозито. Письма года, очень любопытные исповедальные письма. Она пишет Бунину, что она - единственный человек в Дублине, разговаривающий на русском языке, что очень странно, и она чувствует себя довольно одинокой среди итальянцев и ирландцев. Но она, по-видимому, получила хорошее обрывание, воспитывала четверых детей.

Самое любопытное, как потом оказалось, у Бунина началась серьезная переписка, у них как бы возник эпистолярный роман в письмах. Они никогда друг друга не видели. А вот ответные письма, письма Бунина, книги, которые он ей посылал, найдены не были, они каким-то образом исчезли.

И вот сейчас, через много лет, выяснив эту историю, я энергично стал разыскивать следы этих писем. Но до меня эти письма искал, оказывается, известный вам хранитель Лидского архива Ричард Дэвис - известная фигура, милый человек. Я его запросил, он мне ответил, что еще в году он пытался найти следы писем Бунина, но, к сожалению, никаких следов не нашел. Но выяснилось, что сын Натальи Петровны оказался довольно крупным ученым, он итальянист-медиевист, специалист по средневековым итальянским текстам, который работал в ватиканских архивах, в ватиканской библиотеке.

Его зовут Марио Эспозито. Он умер в х годах. Сейчас я занят поисками его архива. Может быть, в его архиве, а он умер во Флоренции, есть следы писем Бунина. Но меня интересует, откровенно говоря, не сам Бунин, и не его письма, а, прежде всего, архив ее отца, Петра Алексеевича Хлебникова.

Неизвестны даже даты его жизни. Сейчас я занят этим поиском. Но здесь неожиданно выплыла новая любопытная история. Оказывается, семья Эспозито каким-то образом пересекалась с Джойсом. Я считаю, что это не случайное совпадение - так или иначе, Джойс был связан с этой семьей. В этой семье в начале го века был литературно-музыкальный салон. Получается, что в этой семье круг замкнулся- встретились европейский авангард, лидером которого является Джойс, и русский авангард, через родственников Хлебникова, с которыми неожиданно пересекся сам Джойс.

Там из многих языков есть заимствования, там неологизмы чуть ли не из более чем семидесяти языков, но Вячеслав Всеволодович Иванов обнаружил цитаты из Маяковского. Не исключено, что там есть цитаты и из Хлебникова. Но это, конечно, мое предположение. Хочу рассказать об одном из самых печальных для меня поражений, случившемся совсем недавно, в декабре прошлого года.

Речь пойдет о проекте, которым я занимался около пятидесяти лет! В Париже в году, в Лувре, открылась первая зарубежная выставка великого грузинского художника самоучки Нико Пиросманашвили, одним из первооткрывателей и биографов которого был Илья Зданевич. Как известно, портрет Зданевича в году написал сам Пиросмани.

На открытии не было только братьев Зданевичей. Старшего, художника Кирилла, который в х годах передал все картины Пиросмани, которые у них были дома, а у них сохранилось около шестидесяти его картин, в Национальный музей Грузии, просто забыли в Тбилиси, то есть не пригласили. А Илью, который жил в Париже на улице Мазарен, 35, вообще не пригласили на вернисаж. Это было за шесть лет до смерти Ильи Зданевича. Когда-то он писал, что в молодости мечтал написать статью для каталога, если выставка Пиросмани будет во Франции.

Разумеется, ему никто ничего не предложил, и мечта осталась только мечтой. И даже не позвали на открытие выставки. Он сам купил билет и, проходя по залам, показывая на картины, говорил жене, которая об этом мне рассказала: После вернисажа он написал Арагону письмо-протест.

Ответил ли Арагон, мне неизвестно. Вот приблизительно в такой же ситуации оказался и. Меня на вернисаж не пригласили. Билет я все же не купил, как-то прошел в зал, и слышал выступление директора музея Марины Лошак. Она видела меня в зале, но почему-то не упомянула даже моего имени. Все начиналось не. Эта история начиналась еще в году, когда нынешнему директору Марине Лошак было всего десять лет. И да, и. Уже в начале х годов я переписывался со всеми оставшимися в живых футуристами, с отцом российского футуризма Бурлюком, с композитором Лурье, которые жили в США, с художником Анненковым, который жил во Франции, с поэтами Крученых, Петниковым, Гнедовым, которые никуда не уехали, а жили в Москве, в Старом Крыму и в Киеве.

В году я впервые написал Илье Зданевичу. В это время я уже задумал книжку воспоминаний о Хлебникове и задавал бывшим футуристам много вопросов. Вот, что мне ответил Зданевич. Помню, что встретился с ним впервые у больной Гончаровой. Вот и все честные воспоминания. Посылаю вам хлебниковскую страницу и страницу из книжного каталога, где этот сборник имеется.

Отвечаю на ваши вопросы: Всегда считал и считаю Хлебникова самым ценным из современников. Он остается поэтом будущего. Ни о судьбе Пучкова и Скоробогатько. Библиография книг и докладов Терентьева в м градусе Мельниковой, Тифлис, Сорок первый градус продолжает существовать издательством. О портретах Хлебникова ничего сказать не могу. Не мне судить об их сходстве. Ларионовский портрет на парижской выставке не посмертный, Ларионов еще был жив подозрителен уже по дате Думаю, что это не ошибка, а обыкновенная ларионовская хитрость, доказать, что он Хлебникова знал раньше.

Воспоминаний я не писал. Нет яда более смертельного, чем воспоминания. Книги Горелого не. О Вермеле и Беленсоне ничего не знаю. Мне пишет иногда за справками. Может быть, будет вам полезен. Мане Кац умер, Шацман где-то в Америке, об Экстер и других не знаю.

Меня напрасно причисляют к подражателям Хлебникова. И вот с этого времени, с года, то есть уже пятьдесят лет, я не могу сказать, что я думал об этом ежедневно, но мысль меня эта не покидала - я мечтал попытаться что-то сделать для паблисити Ильи Зданевича на его родине, в России и Грузии. Как ни странно, мне даже удалось. В году в Москву приехала вдова Ильи Зданевича, она художница, и в Музее Востока она познакомилась с моими друзьями - художником Волковым и его женой Завадовской.

Завадовская служила переводчиком, так как я французского почти не знаю, все переговоры шли через. Я сразу ей предложил попытаться организовать выставку Зданевича или братьев Зданевичей в Грузии, и начал искать пути, ходы в Грузию.

Познакомился с искусствоведом Дзуцовой, был знаком с дочерью Кирилла Зданевича, и с этими идеями обратился к. Была многомесячная переписка и в году удалось организовать большую выставку, первую после отъезда Ильи Зданевича в эмиграцию, братьев Зданевичей в Тбилиси. Я принимал некоторое участие в каталоге этой выставки, не только был инициатором.

Редактировал тексты директора галереи Саникидзе. Они не знали биографии ни одного Зданевича - ни Кирилла, ни Ильи. И помогал Дзуцовой писать статью. Но так получилось, что со своей статьей я, увы, опоздал.

Грузины мне ответили благодарно - они меня даже не пригласили на вернисаж. Но тут получилась любопытная история. Когда вещи, которые экспонировались в Национальном музее Грузии, возвращались через Москву во Францию, они застреляли на таможне в Москве. И мне пришла в голову авантюрная идея попытаться уговорить директора Музея имени Пушкина Ирину Александровну Антонову воспользоваться этой ситуацией и, раз они еще в Москве, попытаться показать московскому зрителю и работы Зданевичей, и работы великих художников, которые были с ним связаны.

С большим трудом я добился встречи у Антоновой, мы вместе с вдовой пришли к ней и, хотя Антонова хорошо знает французский язык, я долго пытался уговорить ее организовать эту выставку. К сожалению, убедить мне ее не удалось - Антонова не понимала, кто такой Зданевич. И выставка благополучно вернулась во Францию. Но с этого времени идея такой выставки меня не оставляла.

Когда уже в постперестроечное время открылись многие частные галереи, я с этой идеей обратился к Марине Лошак, которая тогда возглавляла частную галерею при банке, она называлась, кажется, Московский Центр искусств, на Неглинной. Я пришел к ней с этой идеей, пытался ей объяснить, кто такой Илья Зданевич, она тогда о нем ничего не знала. Пытался ей рассказать, связал с московскими родственниками Кирилла Зданевича, у которых оказалось много работ Тифлисского периода.

Я собрал работы, связанные с Грузией, написал статейку для небольшого буклета, мы составили каталог. Но организовать выставку вещей, связанных с Ильей Зданевичем, показать его собственные книжки, его издательскую и дизайнерскую деятельность, рассказать о нем московским зрителям - эта мысль меня не оставляла. Марина тоже загорелась этой идеей и, с моей подачи, поехала к родственниками Ильи Зданиевича в Марсель. Я ее свел с наследником Франсуа Мере, и она познакомилась с потрясающей коллекцией, которая у него хранится.

И вот на одной из выставок она познакомила меня с коллекционером Борисом Фридманом. Сказала, что у вас общие интересы, вы оба интересуетесь Зданевичем, вам есть, о чем поговорить. Несколько раз я встречался с Фридманом и, конечно, когда заходила речь на эту тему, шла речь о том, что мы попытаемся сделать эту выставку в Москве. Год назад ко мне обратились и Марина, и сам Фридман, и сказали, что принято решение, когда она уже была директором Музея имени Пушкина, что в Музее имени Пушкина в году состоится выставка Зданевича.

И начали работать над выставкой. Я предполагал, что меня пригласят участвовать в этой выставке, потому что с самого начала идея была моя, я собрал много материалов.

Более того, я не только собрал материалы, некоторые материалы я предоставлял на выставку, которая была в этом же музее, к столетию футуризма.

знаком с обеими братьями

Я предоставлял афиши лекций Малевича об итальянском футуризме в Тбилиси, офорт Шагала, который прислал мне Зданевич, иллюстрацию к Хлебникову, и другие вещи, связанные с футуризмом и авангардом в Грузии. Так что я как бы имел моральное право участвовать в такой выставке и предполагал, что я в ней буду участвовать. И когда Фридман первый раз поехал в Марсель, он мне позвонил и спросил, что нужно смотреть в домашнем архиве у Зданевича. Он несколько месяцев работал в этом архиве, вернулся, и исчез с моего горизонта.

Один раз у меня был разговор с ним по телефону, он мне сказал: Я понял, что он один хочет делать эту выставку. Никакого конфликта не. Более того, я параллельно, вместе с Музеем имени Пушкина, работал над другим проектом - мы готовили большую выставку Харджиева с участием амстердамских музеев.

Жизнь в архиве

И я был инициатором этой идеи, я пригласил РГАЛИ, и я был одним из ведущих людей, занимающихся этим проектом. Эти два проекта шли параллельно. И вот получалась какая-то странная недоговоренность, двусмысленность, какое-то умолчание. Я не выдержал и послал 24 июня года Марине письмо, в котором пытался объясниться, и как бы давал ей возможность выйти из этой неловкой ситуации. Вынужден написать Вам это письмо. Я давно собирался написать. Скажу откровенно, меня все отговаривали, но эта "история" давно меня мучает, и я каждый день думаю о.

Начну с цитаты из предисловия Елены Баснер из двухтомника Ильи Зданевича Парнис, который в течение многих лет был одним из энтузиастов исследования творчества братьев Зданевичей, инициатором их первой выставки в Тбилисиавтором публикаций на эту тему".

Как Вы знаете, я более 40 лет думал о такой выставке в Москве и об издании книг Ильи Зданевича, был лично знаком с обоими братьями, переписывался с. В году приходил к Ирине Александровне Антоновой вместе с вдовой Ильи Зданевича с предложением выставки, но она почему-то не заинтересовалась этим проектом. Мы вместе сделали выставку "Мне Тифлис горбатый снится У меня собрано много материалов об Илье Зданевиче книги, афиши, рукописи, уникальные документы.

Вы сами в "Проуне" познакомили меня с Борисом Фридманом, так как он также интересуется этим "сюжетом". Неожиданно он перетянул одеяло на. Все это мило, но я считаю, что это не очень корректно по отношению ко. Меня это, разумеется, оскорбляет, и я решил выйти из проекта выставки "Харджиев и русский авангард", которую я же придумал. С уважением, Александр Парнис". Через день я получил от нее ответ - отписку о том, что ничего не случилось и что она переслала мое письмо Фридману.