Гена 52 знакомства в королеве

Ищенко Геннадий Владимирович. Возвращение

Геннадий Костырченко: Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм. управлений и отделов — 33, а из начальников секторов — . упрекали в семейственности и подборе кадров по принципу личного знакомства, била далеко не таким мощным ключом, как в Москве, а потому и меньше. Теперь давайте посмотрим на Королёв. К объединению и Вот биография ген директора КБ ХИММАШ: после окончания МАТИ в Автор: Антонов Антон, Книга: Ген бесстрашия, Жанр: фантастика, Издание: Лучше перестраховаться, и пусть недовольные жалуются потом хоть самой королеве. Жизнь на Земле вошла в привычную колею вскоре после того, как моторо-мотогалы без труда установили круг его знакомств.

Они даже знали, что в это время года объект не запирает балконную дверь, потому что у него дома нет климатизационной установки — даже такой примитивной, как те, что уже существуют на этой планете.

Ли Май Лим была единственной женщиной в ударной группе. Ей решили поручить разговор с объектом в надежде, что женщина окажется в состоянии умерить его ярость без применения силы. Моторо-мотогалы, например, мгновенно успокаивались даже в присутствии трутовок или женщин других рас, не говоря уже о настоящих гнездовых самках. Но командир научной группы недаром предостерегал спецназовцев во время последнего инструктажа: Все аналогии могут быть ошибочными.

Мы очень мало знаем об этих гуманоидах и об их взаимоотношениях с самками. А если учесть, что у них весьма сильны индивидуальные особенности, то дело обстоит еще сложнее. Единственное, что можно сказать про наш объект — это то, что он уделяет изображениям самок гораздо больше внимания, нежели самкам во плоти. Это спецназовцы заметили сразу, как только вошли в помещение через балконную дверь. Противоположную стену украшал большой лист бумаги с цветным изображением женщины с непропорционально большой грудью.

И хотя ее волосы были почти того же цвета, что и кожа, на миламанских женщин она нисколько не походила. Но тут же бросила взгляд на своего командира и не удержалась от улыбки, подумав: Во время кормления грудь станет почти такой, как у этой самки на фотографии. Спецназовцы стремительно рассыпались по комнатам, которых оказалось четыре.

Знакомства в Королеве с девушками: поиск серьёзных отношений, спутницы жизни и второй половики

Судя по догадкам ученых, одна служила для приготовления и приема пищи, другая — для омовений, третья — для отправления естественных надобностей, а четвертая — для сна. Это было, конечно, убого, но все же лучше, чем у моторо-мотогалов. Рядовые мотогалы вообще не знают личных помещений. А здесь было даже некоторое сходство с каютой на борту легкого крейсера — не хватало только главного помещения и компоновка не блистала рациональностью.

Зато помещение для сна было больше, чем надо, в то время как ложе — гораздо меньше. Рядом с хозяином на этом ложе с трудом смогла бы разместиться даже одна самка. А ведь любому миламанскому мужчине для того, чтобы получить удовлетворение, их нужно как минимум две. А для успешного завершения цикла размножения иногда и трех бывает мало. Но думать об этом было некогда. Командир спецназовцев Ри Ка Рунг уже расставил своих бойцов по местам и принял окончательное решение наплевать на инструкции вышестоящих чинов ради успеха всего дела.

Слишком уж удобно лежал этот гуманоид, разметавшись на постели и сбросив на пол одеяло. Его руки так легко было приковать к ногам — и тогда он точно никуда не денется. Ни один гуманоид не способен в этой позе оказывать сколько-нибудь эффективное сопротивление.

Командир дал подчиненным новую команду по каналу связи. Звукоизоляция скафандра не выпускала наружу ни единого звука. В руках спецназовцев появились хватательные жгуты. Резкий бросок — и они туго стянули кисти рук и лодыжки гуманоида, соединив их друг с другом. Гуманоид рванулся, открыл глаза и издал страшный вопль.

Храбрые спецназовцы невольно отшатнулись, решив, что начинается приступ ярости, и у Ри Ка Рунга даже мелькнула паническая мысль: Над ним склонились вооруженные фигуры в темных скафандрах и обтекаемых шлемах, и намерения у них были явно недобрые. Тут Евгению Оскаровичу в самый раз было бы проснуться снова, как это обычно случается при ночных кошмарах.

Заорешь бывало, да и просыпаешься в холодном поту. Но сколько Неустроев ни орал и ни дергался — ничего не помогало. Он по прежнему был связан по рукам и ногам — только жуткие фигуры уже не склонялись над ним, а кошачьим прыжком отскочили на пару шагов от кровати. Тридцатитрехлетний Женя Неустроев назывался Евгением Оскаровичем из-за своей профессии.

Он работал в средней школе и учил детей биологии и основам семейной жизни. Последнее было особенно парадоксально, поскольку у самого Евгения Оскаровича семейная жизнь не ладилась катастрофически. Девушки не любили его с детства, как того Паниковского, который тоже жаловался на аналогичную проблему.

Диагноз, который пятнадцать лет назад принес призывнику Неустроеву белый билет, Евгений Оскарович тогда же выучил наизусть и любил щегольнуть им в дружеской компании, со смаком декламируя заковыристую формулировку: К счастью, это не мешало Евгению Оскаровичу учить детей. Истерический невроз отличается от психоза тем, что больной даже на пике возбуждения сохраняет контроль над.

И Неустроев был уверен, что еще не пересек роковую черту. Индикатором были нецензурные выражения. Когда дети заставляли Евгения Оскаровича срываться на крик и проделывать другие типичные для истерики вещи, вроде швыряния на пол мелких предметов и стучания кулаком по столу или головой об стену, он тем не менее сохранял способность фильтровать речь и, несмотря на все старания учеников, нехорошими словами не выражался.

Истерическим типам вообще-то в школе не место. Дети исключительно жестоки и, почувствовав слабину, с садистским удовольствием начинают методично бить по больному месту. Но если долго бить в одну и ту же точку, там нарастает толстая кожа, и чем дальше — тем она толще. Поэтому стихийные истерики Евгения Оскаровича в классе после нескольких лет работы в школе не слишком отличались от продуманных акций усмирения, которыми славились многие другие учителя во главе с завучем Олимпиадой Семеновной — заслуженным педагогом советского разлива, чья кожа была толще, чем у носорога.

И только дома после всех уроков Евгений Оскарович давал волю чувствам. Размазывая слезы по лицу и закручивая во весь голос такие нецензурные обороты, которые знает наизусть не всякий боцман, он писал и тут же рвал в клочки заявления об уходе, катался по полу и плевался густой слюной в горшки с цветами, что заставило миламанских ученых записать в своем отчете: Евгений Оскарович не уходил из школы только потому, что ему некуда было идти, а директор не увольнял его только потому, что если выгнать этого психа, то учить детей биологии будет некому.

В эпоху, когда все нормальные педагоги разбегаются как тараканы по частным школам и детским садам, любой, кто согласен работать в муниципальном образовательном учреждении, ценится на вес золота. Так что Евгению Оскаровичу сходили с рук даже регулярные скандалы с завучем, при виде которой Неустроев начинал трястись раньше, чем она произносила первые слова.

Слова обычно были такие: После ваших уроков с классом невозможно работать. Если вы не в состоянии держать воспитуемых в узде, то вам нечего делать в школе.

После этого Евгений Оскарович не мог сдержать в узде. А поскольку Олимпиада Семеновна не была ребенком и возможно, не была им никогдав выражениях он не стеснялся. Слоноподобная дама позднебальзаковского возраста могла переорать своим генеральским басом кого угодно, но только не Женю Неустроева, доведенного до крайней степени ярости.

Он кричал, как контуженый, и его звонкий голос глушил все звуки. Дети были в восторге. Самое забавное, что эти скандалы крутились всегда вокруг одной темы. Евгений Оскарович пытался доказать Олимпиаде Семеновне, что детей надо любить. Он действительно любил детей — и наверное, поэтому они так легко садились ему на шею.

И теперь, едва к нему вернулась способность соображать, Неустроев подумал, что это снова дети. Эта мысль подействовала на Евгения Оскаровича отрезвляюще. Он перестал биться и произнес почти спокойно: Между прочим, хулиганство со взломом карается в уголовном порядке.

Караваева, ты что ли? Скосив взгляд в сторону говорившего, Неустроев понял, что это никакие не старшеклассники. Глаза уже привыкли к темноте, и было отчетливо видно, что странные визитеры возвышаются чуть ли не до потолка. Только один из гостей имеет нормальный рост, и кажется, именно он говорит женским голосом. Развяжите меня, я сказал!

Факты из жизни королевы Виктории, известные и не очень: ru_royalty

Мы ведем неравную борьбу с жестокой расой моторо-мотогалов, которые покорили половину Галактики. И к несчастью, мы проигрываем в этой борьбе. Помочь нам может только ген бесстрашия, который обнаружен на вашей планете… Тут Неустроев прервал ее и завопил что есть мочи, адресуясь в сторону открытой балконной двери: При этом он энергично заколотил головой об стену, что в панельных домах с неизбежностью ведет к пробуждению всех соседей, как бы крепко они ни спали.

Мы привыкли ценить свободу разумных существ, но свобода родной цивилизации для нас дороже, и мы не остановимся перед применением силы, если возникнет такая необходимость.

Заранее просим прощения, но судьба цивилизации миламанов зависит от вас, и мы не можем упустить этот шанс. Пожалуйста, соглашайтесь лететь с нами добровольно. Двое бойцов тотчас же подхватили Неустроева под руки и потащили к балкону. Мамы поблизости не было, а жители соседних квартир как раз вызывали милицию. Но раньше, чем она приехала, спецназовцы, крепко держа Неустроева под мышки, пристегнулись карабинами к жгутам и взлетели на крышу. Остальные спецназовцы еще только пристегивались к жгутам и по очереди поднимались на крышу, когда появилась милиция.

Но увидев, какие черти забирают соседа, они с возгласом: Подмога не заставила ждать себя долго, и новоприбывшие с места в карьер открыли стрельбу. Каким-то чудом один из них со второго выстрела попал в Ри Ка Рунга, и миламанам ничего не оставалось, как открыть ответный огонь из парализаторов. Пока кричащего от боли Ри Ка Рунга, раненого в район бедра с внутренней стороны, тащили к катеру, группа прикрытия сумела положить с десяток бравых милиционеров и организованно отступила к транспортному средству.

Подоспевшие к шапочному разбору пожарные успели увидеть лишь еле заметную тень на фоне предрассветного неба. Десантный отряд, успешно выполнив задание с минимальными потерями, возвращался к себе на корабль. Свет лился прямо с потолка, а стены имели приятный цвет, которому трудно было подобрать определение.

Так выглядели все стены, кроме одной, которая изнутри казалась зеркальной. Снаружи она была прозрачной, и миламаны могли разглядывать своего пленника, как рыбку в аквариуме. Отлично виден был не только сам пленник, забившийся в угол, но и микробот, который лениво кружился вокруг его головы.

Учитель биологии Евгений Оскарович Неустроев тоже видел микробота и отмахивался от него, как от назойливой мухи. Но это было бесполезно — микробот все равно раз за разом находил способ его ужалить. Жалил он практически безболезненно, но Евгений Оскарович боялся, что его отравят.

Или усыпят, чтобы разрезать и посмотреть, что у него там внутри. А может и хуже того — превратят в мутанта или зомби. Черт его знает, что может быть на уме у этих пришельцев. Однако в неравной борьбе человека с микроботом последний победил по всем статьям.

Он выполнил в кратчайший срок всю сложную программу, которая состояла из взятия анализов, предварительной гипериммунизации и отбора клеток для клонирования. Сначала идея состояла именно в. Взять у объекта клетки для клонирования, внедрить их в ядро инфанта и выкормить его обычным способом.

Геннадий Яськив

Такую операцию ученые могли провести без всякого спецназа и с энтузиазмом взялись за. Но у них ничего не вышло. Инфант отторгал чужеродную ткань. Тогда решили взять носителя гена бесстрашия на корабль и скрестить его с женщинами из экипажа. Если в результате родится полноценное потомство, то оно будет сочетать ген бесстрашия с повышенной биологической совместимостью как с миламанами, так и с людьми.

И тогда станут возможны самые разнообразные комбинации. Однако женщина — это слишком мало для гарантии успеха. Даже в избранной группе, заранее проверенной на биологическую совместимость, вероятность удачного скрещивания не превышает 1 нав периоде.

Так что не зря ученые настаивали на отправке к Земле тяжелого крейсера с экипажем в несколько тысяч миламанов. Тяжелые крейсера в миламанском флоте наперечет, и все они задействованы в боях. Отвлекать их для какой-то сомнительной экспедиции военачальники сочли нецелесообразным. Вместо этого они предложили доставить носителя гена бесстрашия в скопление Ми Ла Ман. Конечно, это рискованно — но там к его услугам будут триллионы женщин, миллиарды из которых — с положительной биосовместимостью.

А чтобы свести риск к минимуму, научная разведгруппа останется на орбите Земли, и спецназ похитит для нее несколько человеческих самок. Они смогут выносить и выкормить клоны носителя гена бесстрашия, и вероятность того, что биосовместимость при этом сохранится, довольно высока — где-то один к шести. Конечно, лучше, если крейсер с носителем бесценного гена на борту все-таки прорвется в скопление Ми Ла Ман.

Клонирование — дело долгое. Придется ждать как минимум лет шестнадцать, а может, и все тридцать. Кто знает — возможно, биологическая совместимость у людей развивается с возрастом.

Так что вся надежда на крейсер. Чтобы помочь ему преодолеть моторо-мотогальские заслоны, в условленном месте ожидают крейсеры-двойники. Один из них должен встретиться с бригадой эскорта — чтобы моторо-мотогалы подумали, будто носитель гена бесстрашия летит именно на. Пока моторо-мотогалы будут гоняться за крейсерами и драться с кораблями эскорта, носителя доставит к границе скопления юркая канонерка, на которую никто не обратит внимания.

А там ее возьмут под охрану тяжелые крейсера и линкоры, которые способны уберечь ценный груз от любой опасности. Ведь если бы о плане знали все, то знал бы и шпион, который пытался скопировать запись пройденного пути из главного компьютера. Она послала принцу Уэльскому телеграмму вопреки желанию матери, которая отказывалась сообщить сыну о смерти отца, потому что считала его виновным в случившемся.

Королева была расстроена смертью мужа, и двор погрузился в траур. Алиса стала неофициальным секретарём своей матери и в течение следующих шести месяцев представляла монарха на публичных мероприятиях; через неё проходила вся официальная переписка между королевой и министрами, в то время как сама Виктория полностью удалилась от общественной жизни.

Помощницей Алисы в государственных делах стала её сестра Луизахотя для этого больше подошла бы другая, следующая за Алисой по старшинству сестра Еленано она не способна была надолго удержаться от слёз [14]. Брачные планы и брак[ править править код ] Людвиг Гессенский в году В году королева Виктория стала подыскивать жениха для Алисы.

Королева выражала надежду, что её дети смогут жениться по любви, но это не означало, что выбор пары для них будет расширен за пределы королевских домов Европы. Также Виктория рассматривала возможность брака с высшей знатью внутри страны, однако такой союз был политически невыгоден и лишал возможности заключить выгодный брак за границей [15].

Королева поручила своей старшей дочери, которая недавно стала женой прусского принца, подготовить список подходящих европейских принцев. Та смогла подобрать только двоих подходящих кандидатов: Кандидатура принца Оранского вполне устраивала королеву, и он прибыл в Лондон, чтобы лично встретиться с Викторией и Алисой.

Принцесса Виктория отправилась к гессенскому двору, чтобы встретиться с сестрой Людвига Аннойкоторую прочили в жёны принцу Уэльскому.

  • Геннадий Яськив
  • Факты из жизни королевы Виктории, известные и не очень
  • Online Dating in Korolev, MO

Принцесса Анна не понравилась Виктории, но её братья Людвиг и Генрих произвели на принцессу весьма благоприятное впечатление.

Оба они были приглашены в Виндзорский замок в году, под предлогом посещения скачек с королевской семьёй; в действительности же королева Виктория желала познакомиться с потенциальным зятем [17]. Королеве понравились оба принца, однако для Алисы она выбрала Людвига.

Когда Гессены собрались в обратный путь, Людвиг попросил фото Алисы, и та ясно дала понять, что тоже заинтересована им [18]. Королева убедила премьер-министра Палмерстона назначить Алисе приданое в размере тридцати тысяч фунтов. По вине матери Алиса стала непопулярна в Дармштадте ещё до своего прибытия туда: Несмотря на то, что двор пребывал в трауре и все торжества были отменены, королева распорядилась продолжить подготовку к свадьбе. Скромная церемония состоялась 1 июля года в столовой Осборн-хауса, которая была преобразована во временную часовню.

Королева выстроила перед собой четверых сыновей, чтобы те загородили её от лишнего внимания, и заняла кресло рядом с алтарём. На церемонии принцесса была облачена в белое платье и фату, однако до и после церемонии она была обязана носить траурные одежды. Королева, сидевшая в кресле и скрытая от глаз окружающих принцем Уэльским и принцем Альфредомсвоим вторым сыном, который плакал на протяжении всей церемонии, изо всех сил пыталась сдержать слёзы. Тоскливая погода за пределами Осборн-хауса соответствовала настроению внутри [21].

Виктория подарила Алисе от своего имени и имени покойного супруга золотой браслет с бриллиантами и жемчугом. Алису сопровождали леди Черчилльгенерал Сеймур [en] и гессенский придворный барон Вестервеллер [23].

Несмотря на это, романтическое блаженство, в котором прибывала принцесса, заставило королеву завидовать собственной дочери [24]. Принцесса Гессенская[ править править код ] Алиса и Людвиг прибыли в Бинген 12 июля года и были встречены криками восторженной толпы, собравшейся несмотря на проливной дождь [25].

Алиса писала своей матери: Алисе не сразу удалось приспособиться к новому окружению; она тосковала по дому и не могла поверить, что, в то время как она была так далеко от Англии, её отец уже не сможет утешить мать [26]. Королева призналась в своём дневнике: Однако это, похоже, устраивало Алису, и она провела достаточно времени в Гессене, чтобы как можно лучше ознакомиться с новым окружением. Для крещения девочки в Лондон был вызван дармштадтский придворный капеллан [30].

Отношения Алисы с царственной матерью постепенно становились сложными и оставались таковыми вплоть до смерти принцессы. После возвращения в Дармштадт в мае года Алисе и Людвигу была выделена новая резиденция в Кранихштайне [de] к северо-востоку от Дармштадта.

Кроме того, королеву расстраивало осознание того, что Алиса обрела своё истинное счастье и будет навещать её всё реже и реже [29].

Принц и принцесса Гессенские, май года В году Австрия предложила Пруссии передать управление Шлезвиг-Гольштейномна тот момент принадлежавшего обеим державам, в руки герцогу Августенбургскому. Пруссия отказалась, и Отто фон Бисмарк ввёл войска в ту часть Гольштейна, что управлялась Австрией. За окнами громыхала гроза, и вспышки молний освещали его разгладившееся и ставшее спокойным лицо. Дождь барабанил в окна, казалось, природа оплакивает его уход из жизни. Я тогда так почему-то и не заплакал, несмотря на всю свою боль и тоску.

А теперь он, молодой, спит на тахте, и мне страшно, что все это может оказаться только сном или бредом! Надо было срочно успокоиться, а то еще грохнусь в обморок.

Стараясь не шуметь, сходил в ванную комнату и умылся. Стало заметно легче, и я решил зайти на кухню. Мама стояла у стола и чистила картошку. Мама не заметила моего волнения, потому что стояла в пол-оборота ко мне и смотрела на картошку. И дверью не хлопай, а то разбудишь отца. Он вчера поздно пришел со службы, так что пусть подольше поспит. И надолго не уходи, скоро будем завтракать. В городке нашего полка была только одна улица из трех стоявших в линию пятиэтажных домов.

Мы жили на первом этаже среднего из. Рядом за забором располагался наш полк ПВО, который прикрывал Минск. С наружной стороны ограды стоял небольшой одноэтажный дом, поделенный пополам на продовольственный магазин и библиотеку.

Сразу же за КПП располагался штаб, а за ним - казарма, столовая и все прочее хозяйство. Позиции ракет были укрыты в лесу, который тянулся во все стороны на десятки километров. Наши дома для чего-то тоже огородили дощатым забором, но въезд в городок по бетонке был совершенно свободным и никем не контролировался. Сразу же за этим забором был построен шикарный по тем временам Дом офицеров. Его большое двухэтажное здание вмещало кинотеатр, спортивный зал, библиотеку и еще много всего, во что я не вникал за ненадобностью.

Конечно, построили его не только для. Рядом с городком нашего полка находился городок гарнизона, которым командовал генерал Алферов. Одна из его дочерей училась в моем классе. Этот городок у нас почему-то носил название "рабочего" и был раз в пять больше нашего. Школа находилась на его территории, но всего в сотне метров от моего дома.

Въезд в "рабочий" городок охранялся, но ничего не стоило перелезть через забор, что многие и делали. Всем школьникам даже оформили документы с фотографией и печатью части, но до их КПП надо было идти триста метров, а дыра в заборе была. В это место, где отсутствовали две доски, я сейчас и протиснулся. Еще в той жизни, пока не постарел, я лелеял мысль однажды сюда приехать. Пройтись по большому пустырю за школой, где мы на физкультуре занимались бегом и прыжками, зайти в двухэтажное здание, построенное в виде буквы "П", и посмотреть на свою классную комнату.

Кабинеты у нас были только по физике, химии и биологии, все остальные занятия, кроме физкультуры, шли в. Сейчас я мог осуществить ту мечту, но не. Через несколько дней пойду туда учиться, и все очарование быстро уйдет.

Мечты и проза жизни сочетаются слабо. Я вернулся на свою сторону забора и решил пробежаться к стадиону. Бег в моих планах занимал не последнее место, и я был уверен, что с телом придется помучиться, прежде чем за эти планы можно будет браться.

Я вышел на бетонку и побежал к выходу из городка. За ним дорога поворачивала налево и шла мимо Дома офицеров к стадиону, и дальше в сторону железнодорожной станции. Хватило меня только до поворота из-за того, что стало колоть в боку.

Стадион был в нескольких минутах ходьбы. На моей памяти здесь не проводилось никаких соревнований, но мы, я имею в виду мальчишек, им все-таки пользовались, хоть и не по прямому назначению. Строили его не на ровном месте, а использовали брошенный котлован, и зимой в чашу стадиона сдувало снег со всей прилегающей территории, засыпая ее почти до самого верха. Когда снег немного слеживался, мы ныряли в него рыбкой. Весной вся эта издырявленная нашими телами масса снега таяла, и последняя вода исчезала только к началу лета.

Не помню, чтобы я в детстве видел хоть одного человека, бежавшего не по делу, а просто. Не было тогда принято бегать ради здоровья. А если начну бегать я, точно скажут, что чокнулся, а не скажут, так подумают.

Я подошел к одной из нескольких отлитых из бетона лестниц для спуска, но спускаться не. Наверное, приятней будет бегать по лесу. Помимо бетонки, к железнодорожной станции шла лесная дорога, которой пользовались, чтобы добраться до поезда, и школьники из поселка возле станции. Своей школы там не было, и они ходили учиться в нашу. Прогулка подействовала на меня как-то странно.

Волнение не исчезло, а страх сменился щенячьим восторгом. Мне опять хотелось бежать и дурачиться. Даже хилое молодое тело - это не тело старой развалины, которое я еще слишком хорошо помнил. Трудно было думать о чем-то серьезном, я и не думал, отложив все дела на. Интересно, чьи это чувства, мои или ребенка?

ЗНАКОМСТВА ДЛЯ СЕКСА / Разрушение пикап мифов / 2 СЕРИЯ

Других признаков нашего слияния не чувствовалось, и памятью он со мной не спешил делиться. Я решил, что для первого раза погулял достаточно и пора возвращаться. Дома уже никто не спал, а из кухни доносился одуряющий запах жареной картошки и грибов.

Маму я встретил в коридоре. Сам же вчера принес подосиновики. После ее слов я вспомнил, что в этом году, во второй половине лета, было много дождей и мы собирали грибы даже в начале сентября. Надо же было так проколоться! Нужно будет меньше болтать и больше слушать. На кухне за столом уже сидели отец с сестрой. Сидеть вчетвером за кухонным столом было тесно, поэтому она сначала кормила нас, а потом садилась есть.

Вопрос сестры о зазнобе всколыхнул память, и я вспомнил, что Лена Цыбушкина, в которую я был влюблен уже три года, уехала по путевке в "Артек". Почему-то вспомнился сюжет из "Ералаша", где на совете дружины пропесочивали влюбленного пионера.

Это когда говорили, что как целовать, так отличниц. А то свежих уже долго не увидим, а у сушеных совсем не тот вкус. Я бы составил тебе компанию, но нужно помочь матери. Так ведь сам принес. А на подсолнечном масле вообще ничего жарить. Если на нем готовить, нам не хватит зарплаты. И чем плохо подсолнечное? Всегда ел, а сейчас вдруг стало вредным! Там пишут, что жареное вообще вредно, а когда жарят на подсолнечном масле, вредно вдвойне, потому что оно при жарке превращается в олифу и гробит печень.

Картофеля два мешка на всю зиму. Это только на борщи и супы. К грибам можно еще пожарить, а потом перейдем на каши и макароны. А скоро мой отец заколет кабана и пришлет сала.

На сале я вам тоже несколько раз пожарю. Пальчики оближите, и в нем нет никакой олифы. Хоть что-то он не сожрет!

Это она намекнула на то, что я, как младший в семье, объедал ее в тех нечастых случаях, когда нам доставались какие-нибудь вкусности. Я намек проигнорировал, но мама сделала ей замечание. Спасибо, мама, все было очень вкусно! Я встал и пошел мыть руки, проигнорировав удивление матери и вытаращившуюся на меня сестру.

Все равно не получится быть прежним, так что пусть понемногу привыкают к моим странностям.

ТАЙНАЯ ПОЛИТИКА СТАЛИНА

В конце концов, у меня переломный возраст. В свою комнату я не пошел. Если бы я это сделал, мама наверняка, поев и помыв посуду, пришла бы допытываться, все ли у меня в порядке. Чтобы избежать объяснений, я вышел на улицу, пытаясь вспомнить, кого из ребят в той реальности увидел до школы. Наверное, таких встреч не было, потому что все мои друзья приехали в последние дни августа. Девчонок из "рабочего" городка тогда видел, но самому к ним подойти и завязать разговор